15-го ноября в день празднования Каменецкого образа Пресвятой Богородицы в храме преподобного Симеона Столпника г. Каменец состоялось соборное Богослужение духовенства Каменецкого благочиния.Богослужение возглавил благочинный церквей Каменецкого округа и настоятель храма преподобного Симеона Столпника г. Каменец протоиерей Сергий Бурковский в сослужении духовенства Каменецкого благочиния. После Божественной литургии был совершен молебен с крестным ходом вокруг храма, где протоиерей Сергий поздравил духовенства и всех присутствующих с праздником.

Пресс-служба благочиния.


Справка:
Те, кто бывал в Белоруссии или просто интересовался ее историей, знают, что одним из символов белорусского государства является знаменитая Белая вежа – мощная крепостная башня, возвышающаяся посреди древнего Каменца неподалеку от Беловежской пущи – заповедных древних лесов, получивших свое название, по одной из версий, как раз от близкого соседства с башней-крепостью. «Вежа» по-белорусски башня, а белой ее называли потому, что некогда она была побелена известью (этот факт, правда, почему-то упорно отрицают отдельные исследователи). С Каменцом также связана и история Каменецкой иконы Божией Матери. И Белая вежа, и православная святыня связаны с именем известного Волынского князя Владимира Васильковича (1250–1288).
Древний Каменец. РеконстуркцияКнязь Владимир Василькович был человеком образованным и набожным, любил чтение, часто предавался размышлениям о жизни и предназначении человека. Время то было сложное: Русь совсем недавно пережила опустошительное разорение от монголо-татар. Волынь только начала оживать после запустения. Владимир Василькович, ревностный православный христианин, в свободное от государственных дел время (что случалось не часто) предавался любимому увлечению: он был искусным иконописцем. Наверное, в наше время это могло бы показаться странным, но в княжестве к такому занятию князя относились с большим уважением – монголо-татарское разорение заставило людей повернуть свои души к Богу. Об этом «княжеском деле» упоминает известная Ипатьевская летопись, где говорится, что во Владимире-Волынском князь Владимир Василькович расписал храм святого Димитрия Солунского, а также начал роспись построенной им же каменной церкви святого Георгия и Богородицы в Любомле, но из-за болезни так и не завершил задуманного.
В 1268 году Владимир Василькович пишет образ Божией Матери, который именовался сначала Каменецко-Руськой, затем Каменецко-Литовской и наконец Каменецкой иконой Божией Матери – под этим именем она известна и нашим современникам.
Свято-Симеоновский храм. Вид из бойницы Белой ВежиУкрепив княжество, Владимир Василькович задумывается уже не только о восстановлении разрушенного монголо-татарами, но и о постройке новых городов и пограничных укреплений. В 1276 году он строит Каменец. Само название, как некоторые считают, связано с тем, что в том месте, где возводился новый город, была каменистая, твердая почва. Впрочем, большинство исследователей полагает, что дело не в почве, а в строительстве могучей крепостной башни.
На этом месте уже находилось небольшое поселение, основанное еще отцом князя Васильком Романовичем в 1250 году, была здесь и деревянная церковь. Именно в эту церковь Владимир Василькович передал в 1268 году написанную им икону, облаченную в богатую ризу. В том же 1268 году он унаследовал княжеский престол.
При строительстве Каменца Владимир Василькович возводит знаменитый Каменецкий столп – Белую вежу. Согласно Галицко-Волынской летописи, башню построили между 1276 и 1288 годами. Это было оборонительное сооружение, в котором могли поместиться несколько сот человек на каждом этаже, а всего этажей было три. Башню окружили деревянными стенами. Получался своего рода укрепленный замок. Князь любил бывать здесь, ведь Каменец находился недалеко от Беловежской пущи – заповедного места княжеской охоты.
Тогда же, в 1276 году, на небольшой горке с красивым старорусским названием Кладуча (кладуча – кладбище) князь строит в Каменце вместо деревянной каменную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. В этой церкви Каменецкая икона Божией Матери находилась некоторое время.

В 1285 году в Каменце был построен еще один храм – княжеская Рождественская церковь. Каменецкую икону Божией Матери перенесли туда, здесь она и пребывала долгих пять столетий.

С Каменцом, вероятнее всего, связаны и известные Четьи-Минеи 1489 года, списанные сыном священника Березкой из Новогрудка и затем попавшие в Киев, но эти факты еще требуют подтверждения исследователей. Впрочем, сам западнорусский характер Четьих-Миней не вызывает сомнений – весь вопрос в том, списаны ли они в Каменце или же в Бресте.

В 1797 году случился пожар, и Рождественская церковь полностью сгорела. Как это нередко бывает с православными святынями, икона чудесным образом избежала гибели в огне и осталась невредимой – лишь ее оборотная сторона обуглилась и закоптилась. При разборе пожарища образ обнаружил некий горожанин по фамилии Зерницкий.

Дальнейшие известия о месте пребывания иконы противоречивы и неточны. По одним данным, до 1835 года она находилась в Воскресенском храме Каменца. Эта церковь была построена в середине XVI века, со временем сильно обветшала, но после пожара, уничтожившего Рождественскую церковь, Воскресенский храм отреставрировали, службы в нем возобновили. В 1835 году Каменецкую икону перенесли в Симеоновскую церковь.

По другим сведениям, сразу после того, как икона была обретена на пожарище, ее перенесли в Белую вежу. В башне она и находилась до 1897 года, когда священник Лев Паевский передал ее посетившему Каменец Николаю, прося монаршего содействия как в восстановлении самой Белой вежи, так и в постройке новой каменной Симеоновской церкви на месте прежней деревянной. А в Симеоновской церкви, согласно этой версии, в тот момент хранился старинный список с Каменецкого образа.

В любом случае, если сейчас считают, что в Симеоновской церкви ныне хранится старинный список с иконы, то судьба подлинника остается неизвестной – или образ все же увез с собой последний российский император, или же место пребывания иконы уже в XIX было неизвестно, а Николаю II был преподнесен тоже список с нее.

Священник Лев Паевский, настоятель каменецкого Симеоновского собора в конце XIX – начале ХХ веков, был личностью незаурядной и разносторонне одаренной. Он занимался историческими изысканиями, был увлечен археологией. Особый его интерес вызывала Белая вежа – свидетель событий древнерусской истории, которая, ко всему прочему, считалась в буквальном смысле слова одним из сохранившихся столпов Православия в здешних краях. В самом образе одиноко стоящего в течение сотен лет Каменецкого столпа (как иначе называли Белую вежу) было нечто, сходное с подвигом Симеона Столпника, во имя которого был освящен Симеоновский храм, где настоятельствовал отец Лев.

Современное состояние 47 лет простоял святой Симеон на столпе. Еще на заре Православия в Киевской Руси русские люди чествовали подвижника и как Летопроводца. Храм, посвященный Симеону Столпнику, построил в Москве Борис Годунов, вступая на царство. Симеонов день традиционно был днем разбирательства судебных и спорных дел. К тому же этот день – 1 сентября – был днем Новолетия по допетровскому календарю.
Деревянный Симеоновский храм обветшал к концу XIX века, и потому постройка нового, каменного Симеоновского храма, как и реставрация и сохранение Белой вежи, стали главной заботой отца Льва Паевского. Однако многочисленные обращения в местные учреждения не принесли никаких результатов – и реставрация башни, и возведение нового храма были непростыми и дорогостоящими проектами, потому никто и не хотел брать на себя ответственность за их одобрение и реализацию.

Визит в Каменец императора Николая в 1897 году мог помочь сдвинуть дело с мертвой точки. Отцу Льву удалось добиться встречи с императором. Во время аудиенции 5 сентября священник рассказал самодержцу об истории Белой вежи и Каменца. О том, что башня была центром и оплотом нескольких возведенных вокруг нее деревянных детинцев, которые не пощадило время и людские распри. О том, как, наряду с другими укреплениями, Каменецкий столп верой и правдой служил защите русских земель сначала от ятвягов, а затем от крестоносцев, выдержав три штурма тевтонцев – в 1375, 1378 и 1379 годах. О том, что Каменецкая башня-донжон – это уникальный памятник военного зодчества в восточно-славянских землях; возникнув в Нормандии, этот тип защитного сооружения в XI–XIII веках распространился по Европе, достигнув земель Западной Руси; высота Каменецкого столпа – 16 сажен, диаметр – более 6. О том, что теперь Белая вежа незаслуженно предана забвению, а неблагодарные потомки вместо того, чтобы восстановить символ Западной Руси, пытаются растащить башню на кирпичи, и давно бы это сделали, да древняя кладка оказалась слишком прочной. Заинтересованный рассказом Николай II стал расспрашивать отца Льва о его жизни, служении, Симеоновском храме. Сказав о ветхости храма Симеона Столпника, отец Лев встал перед императором на колени, поднял над головой икону Каменецкой Божией Матери и попросил помощи в восстановлении Белой вежи и постройке нового храма. Растроганный император тут же принял решение оказать содействие и приказал выделить на эти цели 50 тысяч рублей золотом, что по тем временам было очень крупной суммой. Поднесенную ему икону Николай II увез с собой.

Многие полагали, что Николай увез именно подлинную чудотворную икону, однако усомниться в этом заставляет обнаруженное письмо отца Льва Паевского, написанное им и направленное императору еще до аудиенции – на тот случай, если встреча все же не состоялась бы. Вот что пишет священник в этом письме: «Дерзаю преподнести Вашему Императорскому Величеству копию чудотворной иконы Божией Матери и 12 изданий моих кропотливых 25-летних трудов…» Сохранилось и письмо отца Льва в Канцелярию министра императорского двора (от 13 сентября 1897 года), где также речь идет именно о списке с иконы: «Дело было так: известный императорской фамилии живописец Панкрышев (слобода Мстера, Владимирской губ.) в конце августа прислал мне копию образа Божией Матери, помещающегося ныне в алтаре каменец-литовской св. Симеоновской церкви, прося поднести ее государю императору». Осип Панкрышев, к слову, был известным иконописцем, и как раз в 1897 году издал альбом работ к 25-летию своей творческой деятельности. Впрочем, есть вероятность, хоть и небольшая, что, так как аудиенция у императора все же состоялась, отец Лев мог преподнести российскому самодержцу и подлинную чудотворную Каменецкую икону Божией Матери.

Реставрация Белой вежи была проведена лишь в 1903–1905 годах, когда удалось изыскать средства, которые приказал выделить для этих работ Николай II. Строительство же каменного Симеоновского храма было осуществлено лишь в 1912–1914 годах – в ознаменование 300-летия династии Романовых. 14 сентября 1914 года состоялось освящение нового храма. Церковь была построена в ретроспективно-русском стиле, использующем формы московской архитектуры XVIII века: высокая башня с шатровым завершением, пятикупольный свод.

Варшавский собор Александра Невского, варварски взорванный поляками в 1926 году
Варшавский собор Александра Невского, варварски взорванный поляками в 1926 годуВ 1920-х годах в храме был установлен трехъярусный иконостас, изготовленный в Варшаве в начале XIX века из резного темного мореного дуба для бокового придела варшавского собора Александра Невского. Собор этот был варварски взорван польским правительством в 1926 году, но его иконостас уцелел и был куплен жительницей деревни Пруска Феодосией Трайчук в память о сыне-летчике, погибшем в 1918 году во Франции; помог ей осуществить покупку регент хора храма Семен Корнелюк.
1930-е безбожные не пощадили каменецких святынь: был разрушен Благовещенский храм на горке Кладуче, где некогда пребывал Каменецкий образ Богоматери; уничтожили древнее кладбище и большой поклонный крест, а на их месте построили сараи, дома, разбили огороды.

Сама чудотворная Каменецкая икона была предана забвению.

Но Каменецкая икона Божией Матери В 1998 году во вторник Страстной недели в алтаре Симеоновской церкви была явлена икона. Древняя, с потемневшей краской и потертыми краями. На иконе имелась надпись: «С копии чудотворной иконы Божией Матери, находящейся в алтаре Каменец-Литовской соборной церкви» (так Каменец назывался до 1940 года, чтобы не путать его с Каменец-Подольском на Украине). Внизу иконы были изображены храмы Каменца и Белая вежа. Стало ясно, что это старинная копия-список (вероятно, второй половины XVI века). О ней, возможно, знал храмовый клир, но не прихожане. Настоятель храма отец Геннадий Сидорук благословил ее передачу на реставрацию каменецкому иконописцу М. Максимовичу. Отреставрированную икону поместили 3 декабря 2000 года на аналой в среднем нефе Симеоновского собора. М. Максимович сделал еще один, большего размера, список, который тогда же был водружен на колонне перед солеей.
Старинный список Каменецкой иконы Божией Матери с изображением храмов Каменца и Белой вежи внизу относится к благодатным месточтимым иконам. Место нахождения самой чудотворной святыни пока загадка. Нам остается надеяться и верить, что она когда-нибудь вновь явиться верующим и возвратиться на прежнее место.

Пресвятая Богородица, помогай нам!